суббота, 5 мая 2012 г.

Варшава. Сладкие воспоминания...

 
Часть 1.
Раскрути глобус, закрой глаза и попытайся попасть пальцем в небо!

  Как говорит мой любимый: "Варшава совершенно случайно подвернулась нам под руку, на её месте мог легко оказаться любой другой город в любой другой стране мира!" И это, действительно, так. О Польше мы как-то никогда не грезили... Просто так вышло. Но, с другой стороны, по доброй воле мы бы туда никогда в жизни не поехали, так что... всё, исключительно, к лучшему!

  Это было в сентябре 2006 года. Мы были влюблены друг в друга просто до полной, абсолютновсеобъемлющей неспособности к трезвомыслию... НУууу... трезвомыслие, к слову, не вернулось и по сей день, но не об этом рассказ. А вот Варшава нам запомнилась какая-то абсолютно ночная, днём мы её "застали" всего пару раз.


Часть 2.
Счастье есть. Его не может не быть!

   Подведя к дверям наших апартаментов, любимый закрыл мне глаза... Первым, что я увидела, переступив через порог, оказалось вот это:


  Немыслимое количество шариков ровным слоем устилало весь пол и всю мебель абсолютно во всех комнатах... Как любимый не лопнул, сотворяя всё это сказочное великолепие для меня, так и осталось загадкой. Всесокрушающая сила ЛЮБВИ, что уж тут рассуждать...

 Варшава тут-же стала для меня самым любимым городом на планете!

 Спустя пару дней, мы сделали открытие: открыли шторы... АаааХх... до чего же потрясающим оказался вид из окна!


  Увы, до речки, которую скрывали шторы, мы так и не добрались... а как хотели...


Часть 3.
Технические детали вопроса...

  Поселились мы в самой старой части Варшавы, которая называется, естественно, Старым Городом и является самой интересной, поскольку, все остальные представляют собой полный аналог спальных районов как в любой точке пост советского пространства, так и в любой стране из числа бывших "сожителей" по социалистическому лагерю.

  Квартирка наша принадлежала европейской сети "Old Town Apartments", всем влюблённым очень рекомендую! Для жизни в ней было абсолютно всё, что только способно оказаться необходимым и располагается она в историческом сердце столицы, интерьер весьма миленький и вполне в духе времени. Из соседей- лишь те, кто проживает там естественным образом, но мы их ни разу не видели и ещё меньше слышали. Из всех окон открываются просто сказочные виды!

  Каждый, отдельно взятый, домик, из числа окружающих площадь плотным кольцом, настоящее произведение искусства и интересен как-то по-своему. Они, вроде бы, все очень похожи, но всё-таки двух одинаковых не найти.


    Если прибегнуть к русской транскрипции, название этого местечка, можно озвучить примерно как Старе Мьясто, что в переводе и означает, Старый Город,  Рынкова площа- Рыночная площадь, соответственно.

   Это полностью пешеходная зона. На самой площади расположены бесчисленные бары, выпить чашечку кофе и перекусить можно прямо на улице, очень мило и по-домашнему уютно.

Часть 4.
Философская... Злая.

  Я принадлежу к тому большинству, проживающих в разных частях земного шара людей, которое, мягко говоря, НЕ ЛЮБЯТ!!! поляков. Когда мне говорят, что я отношусь к ним несколько предвзято и, что среди них тоже есть хорошие люди, я всегда соглашаясь, отвечаю, что искренне верю в это, а так же в то, что, учитывая бесценность генофонда, правительство Польши связало их по рукам и ногам подпиской о не выезде из этой замечательной страны, с наложением на личное дело каждого грифа "ПОЖИЗНЕННО". Именно по этой причине, по миру разъехались лишь те массы Речи Посполитой, которые все мы и имеем "счастье" лицезреть.

  Если вы разделяете мои чувства на этот счёт, место, в котором жили мы, вам непременно понравится. В силу немыслимой, по польским меркам, дороговизны, местное население, туда приходит лишь на работу. Польской речи не слышно вообще, зато в изобилии итальянская, русская, немецкая, французская, всевозможная "тай-тайская" и, конечно-же, английская. Поразительное дело, но поляки удивительно легко её усвоили (в отличие от их собратьев-гастарбайтеров, которые всем языкам всех стран мира, которые они оккупировали, предпочитают лишь свой- польский).

  Тут-же, можно заказать настоящего извозчика :


 Мне показалось это невероятно романтичным!

 Русских тут, вроде как принято НЕ любить, практически до тошноты и всяческое выказывание этой нелюбви приветствуется на государственном уровне. Оно и понятно, кто платит, тот и ... однако, стоит горстке злотых блеснуть в вашей руке... все вокруг тут-же вспоминают, какая замечательная страна Россия и что все они учили русский язык в школе.

  (Заметив в первый раз подобную метаморфозу в одном из аборигенов, из числа обслуги, я почему-то вспомнила слова из старой песенки какого-то отвратительного евrейчика:  "...а, если сунешь "четвертак", то он сыграет и не так... "  Наверное, это его какой-нибудь шляхтич вдохновил на создание данного "шедевра", подумалось тогда мне).


Часть 5.
Как мы попали в таинственное подземелье и пришли в неописуемый восторг от всего увиденного!

  Совершеннейшим очарованием явился ресторанчик "Gessler", расположенный на этой же площади.

   Попали мы туда, тоже, абсолютно случайно. Прямо у входа, ведущего неведомо куда, стоял весьма импозантного вида мужчина в белой рубашке и при галстуке. Поставив руки в боки, довольно пристально изучал похожих. Как я потом поняла, не случайно. Ему был интересен язык общения; исходя из этого он умозаключал о платёжеспособности или отсутствии таковой у тех, за кем ему входило в обязанности наблюдать. Как раз в этот момент любимому позвонил друг и они довольно долго и крайне эмоционально беседовали. Английский способен творить чудеса! Вы не знали? Мы были тут-же причислены к касте платёжеспособных!


 Человек поинтересовался, не проголодались ли панЫ и не желают ли они перекусить в ресторане? Паны, действительно, проголодались и перекусить желали. Нас просканировали ВЗГЛЯДОМ, не напрасно, как стало понятно несколько позже, однако на момент процедуры, не всё казалось столь очевидным...

   Местный Сусанин повёл нас по каким-то тёмным и длинным коридорам, мы спускались и поднимались по лестницам, поворачивали в разные стороны, опять спускались и снова поднимались. "Он нас сейчас куда-нибудь заведёт и зарежет!" - пошутила я мрачно. Однако, любимому эта мысль, как мне показалось, тоже уже успела прийти в голову...

   Когда мы, наконец, дошли до самого ресторана, я устыдилась своих недостойных дум. Место оказалось потрясающе романтичным! Тёмный зал со старинными деревянными столами и стульями, в центре огромная печь, над которой висят всевозможные травы и связки всего, что только возможно связать и развесить; на полочках огромное количество старых кастрюлек, горшочков и сковородок...

   Повара и официанты, одетые в белые рубашки, черные брюки и длинные черные фартуки, казалось, исполняли какой-то ритуальный танец вокруг печи, посетителей и своих коллег. Действо завораживало! Все ходили по заученной траектории, выполняя привычные телодвижения. Первый подносит горшочек к столу, второй его открывает и уходит, в дело включается следующий, накладывает что-то в тарелки, ещё один подаёт маленькие мисочки с соусами, последний всё это закрывает, откланивается и уходит...

   В самом зале было очень темно, свет падал лишь от свечей, которые церемониально зажигаются на каждом столе. Ощущение непередаваемое! Кажется, что Вы участвуете в каком-то прекрасном спектакле, который разыгрывается, исключительно, для Вас.


Часть 6.
Самая весёлая, или, Мусик, ну где же гусик?

     Запечённый особым образом гусь, является блюдом национальной польской кухни. Вкус его просто божественен! Наверное их повар из числа потомственных колдунов, пронеслось в моём сознании, когда я проглотила первый кусочек этого кулинарного чуда!  Как выяснилось позже, туристы из Италии, сидевшие за соседним столиком, тоже его заказали. Все присутствующие впали в благоговейное оцепенение, наблюдая за волшебством с разделыванием и размещением на тарелках частей, мастерски растерзанной прямо у них на глазах, запечённой до хрустящей золотой корочки, гусиной плоти... Официант оказался из числа местных фашиствующих эстетов. Оторваться от его "сольного номера" было выше человеческих сил! Очевидно, он оттачивает свои движения дома перед зеркалом, затаив дыхание, снова подумала я...

  Увы, у меня не осталось ни единого кадра, подтверждающего всё вышеизложенное... Освещение в ресторане настолько скудно, что кроме парочки фотографий, с нашими страстными поцелуями, всё остальное сохранилось лишь в самых глубинах нашей памяти...

  Но наиболее яркие эмоции нас ожидали несколько позже... Краем глаза и уха, я видела-слышала обрывки действа, которое повторялось снова, снова и снова, каждый раз, когда всё теми же, тщательно заученными движениями, вышколенные официанты подавали счета в элегантных кожаных книжечках...

   Спустя некоторое время, счёт подали и нашему соседу. Через пару секунд итальянский Мусик, навкушавшийся гусика, ознакомившись с предложенным цифровым рядом, судя по всему, принял его за чей-то номер телефона (с учётом кода международного набора) или  за какую-то тайную шифровку, полученную с Марса. Только этим он и смог объяснить, самому себе в первую очередь, некоторую затейливость предложенной официантом математической комбинации.

  Однако, осознав всю сакральность момента, Мусик резко вышел из нирваны, в которую успел к тому времени основательно завалиться. Насытившийся римлянин внезапно вспомнил, что у него очень плохое зрение и судорожно схватился за очки, потом за калькулятор, за носовой платок, снова за калькулятор, снова за платок и так, несколько раз... Далее выражение лица стало меняться со скоростью, на которую способна лишь темпераментная итальянская натура!

  Мусик из расслабленно-умиленного сделался красно-пятнистым, НЕ умилённым. Элегантный официант был приглашён для разъяснительной беседы; в голосе Мусика появлялись железные нотки. Последовала непереводимая игра слов, с использованием местных идиоматических выражений; официант внимательно всё выслушал, привычно склонившись над счетом, очень культурно что-то разъяснил, выслушал (прослушал) ещё раз (традиционные пожелания, мнения и впечатления иностранных граждан о ценах, ресторане, стране, её жителях и нравах нации в целом), привычным жестом принял причитающееся заведению и всем своим видом (как бы) декларируя : "Премного благодарен-с, барин!" почтительно и церемониально раскланялся и милейшим тоном приглашал Мусика непременно посетить их заведение снова, как только тому выдастся удобный случай...

   Иностранные граждане выходили из заведения с явным ощущением того, что (не прибегая к к малопонятной терминологии сексопатологии) что-то, всё-таки, НЕ то с ними сейчас проделали...

   Когда пробил и НАШ час, официант приблизился к столику, как мне показалось, уже склонившимся в привычной для ситуации расчёта, позе. Любимый, кинув беглый взгляд на счёт, сунул ему каких-то купюр и тут-же утратил всякий интерес к происходящему. Гарсон изменился в лице, примерно так-же, как несчастный Мусик незадолго до этого. Он был готов к битию, к пламенной полемике, к возможности расширить свой словарный запас парой-тройкой новых фраз, на неведомом ему до селе северном диалекте, да, собственно, к чему угодно, кроме, разве что... полного, абсолютнейшего, ледяного презрения к своей несчастной персоне. В явном недоумении он удалился, как мне показалось, на этот раз- крайне нетвёрдой походкой.

   Мы, практически тут-же, позабыли о нём, однако, спустя несколько мгновений, официант вновь подошёл к нашему столику, протягивая всё ту же кожаную книжицу. Любимый, неверно истолковав ситуацию, поинтересовался, всё ли в порядке? А, когда на предлагаемые официантом к возврату, в качестве сдачи, купюры, он услышал безразличное: "No, thаnks! ", я заопасалась, как бы парня, после всего пережитого, не хватил апоплексический удар...


Часть 7.
Немного о местных красотах...

  В оставшиеся дни мы, периодически, "выползали" на улицу и даже пару раз нам удалось это проделать в светлое время суток.



 
  На фотографии (сверху) площадь, не помню, какая именно, но здание мне невероятно понравилось.

  В Варшаве замечательно сочетается старая архитектура и некоторые прелести современного бытия. В этом, всё-таки, нужно отдать полякам должное!

  Рыночная площадь когда-то в старину была, действительно, рыночной, с обилием торговцев и покупателей и, точно также, как и сейчас, являлась самым многолюдным местом города. На стене одного из домов, висят старые фотографии этих же мест, всё очень узнаваемо. ЮНЕСКО внесла "Старый Город" Варшавы в список памятников архитектуры мирового наследия, со всеми вытекающими из этого охранными обязательствами, наложенными на Польшу.


 Старый Город небольшой и, традиционно, обнесён кирпичной стеной. Когда мы там были, реставрационные работы велись полным ходом. Любимый мой, будучи сам человеком искусства и страстным любителем старины и, вообще, ПРЕКРАСНОГО, очень возмущался тем обстоятельством, что кирпич в кладке, недостаточно убедителен в плане соответствия исторической эпохе и можно было бы его состарить искусственным образом для большего эстетического эффекта, но, наверное, так значительно дешевле, а все эти исполнители от власти, всегда ведь ужасно не доедают...

  В сентябре погоды в Варшаве стояли просто великолепные. Бродить по улочкам города, да и просто сидеть с огромной кружкой лате (а в Варшаве его делают просто великолепно!) было сплошным удовольствием!


 Все кафешки, буквально, уставлены немыслимым количеством вазонов с цветущей геранью. Предпочтение, явно, отдаётся красным сортам. Возможно потому, что это один из цветов национального флага, а возможно потому, что так ярче. В любом случае, выглядит всё это просто сказочно и создаёт невероятно жизнерадостную атмосферу!








  Особенно мне запомнились жёлтые патиссоны, причудливых форм, которые были представлены в изобилии, практически, во всех барах и ресторанчиках Старой Варшавы. Они являлись частью цветочных и фруктово-овощных композиций, в одиночестве возлежали на столах, полочках и всевозможных тумбах, красовались в огромных вазах и очень радовали глаз. Прекрасная идея для осеннего интерьера!


  Будучи заядлым цветоводом-любителем, я никогда не питала особо нежных чувств к герани. Даже не знаю, почему... Однако, после той нашей поездки в Польшу, я изменила своё отношение к этому растению.  Ах, до чего же, всё-таки, непостоянны женщины...







   Ой, совсем забыла! "Старо-варшавский" ЗАПАХ, царящий на улочках города... Этакая смесь всевозможных специй с ещё непонятно чем. Мне потом ещё долго казалось, что наши волосы и одежда, даже после душа и стирки, продолжали нести эту смесь ароматов... Не могу сказать, что я поклонница этой вкусовой гаммы, но ещё и сейчас, по прошествии стольких лет, улавливая в магазине какие-то похожие нотки в отделе со специями, в сознании возникает романтический образ Старой Варшавы...




   Это весёленькое здание цвета взбесившегося апельсина, у одного из входов в Старый Город. Там всегда толпы гуляющих, музыканты, художники, акробаты, клоуны, танцоры и певцы, в общем, всё как и положено в подобных местах.

Возле шляпы для денег одного из них, стояла табличка с надписью на нескольких языках: "И кредитные карты принимаются тоже!"



  Эта улочка как раз ведёт к самому сердцу столицы- Рыночной Площади. Надпись за спиной любимого "KANTOR" означает, что это пункт обмена валюты, нас почему-то дико веселило это словечко.

 Та же самая улочка, но уже со стороны Рыночной площади:


  Слева видны окошки янтарной лавки. Я вам очень рекомендую её посетить. Красотища необыкновенная! Такого количества янтаря, сосредоточенного в одном маленьком месте, я никогда раньше не видела! Там есть абсолютно всё: безделушки, ювелирные украшения, посуда, поделки, шкатулки, вилки и ножи... я даже не знаю, есть ли вообще хоть что-то, янтарной версии чего, не было бы представлено на прилавках этого магазинчика.



 Из современных достопримечательностей в памяти остался только один парк, а-ля "ВДНХ".



  Ночной город...(не путать с Москвой ). Силуэт здания в центре снимка, напоминание о том, кто восстанавливал Варшаву, практически полностью снесённую с лица земли в годы войны.



 Кому этот памятник, я, к сожалению, не помню... Но место очень величественное и при любом освещении выглядит как-то по-праздничному:



  Из коллекции наших ночных путешествий за пределы Старого Города.


  Стены одного из костёлов, во множестве расположенных в Старом Городе, я даже не помню, сколько их там точно и, что совершенно не понятно, ЗАЧЕМ их столько на такой маленькой территории.






   Старая знакомая янтарная лавочка при ночном освещении, от неё, вообще, глаз оторвать было невозможно!











  Я всё ждала, может какое привиденьице или призрак, всё-таки, появятся из мрака и проявят к нам хоть какой-то интерес. У них выходной, очевидно, был...




   Возле входа в рестораны и бары всегда выставлено меню, написанное, обычно, от руки или на листе бумаги или мелом на доске. Практика, обычная для всей Европы. Но мне это кажется невероятно трогательным и таким романтичным!

  В каком-то отношении Польша довольно неплохо "отмылась" от прелестей большевистского прошлого и "оБевропилась".


  Внимание моё привлёк шлем викинга на постаменте:



 Если честно, облик поляков с образом викингов как-то плохо сочетается в моём сознании. Общее у них, безусловно, имеется - неисчерпаемая тяга к странствиям с целью вывоза с посещённых территорий абсолютно всего, на использование и способы транспортировки чего, может хватить фантазии.

  Вот только, думается мне, у викингов фантазия была всё-таки гораздо богаче, а претензии несколько скромнее. Так откуда же шлем? Хм... может, просто упёрли?


  А этот "товаристчъ" стоял возле стены одного из костёлов и собирал на пропитание.



  Мы так и не поняли, был ли кто-нибудь внутри или это символ, образ Духа Святого "великой" польской монашеской братии. Денег мы ему не дали. Не тот народ -поляки, чтобы быть с ними милостивыми, не помнят они добра...

  Нам показалось логичным оставить вопрос финансового содержания  этой страны в компетенции американских налогоплательщиков...

Часть 8.
Противная тётка в таможенной будке ... 

  День расставания был ужасен...



  Рейс любимого оказался на несколько часов раньше моего. Сцена нашего прощания в аэропорту  привела польскую работницу в странное состояние. Она пожирала нас глазами, после чего учинила, практически, ОБЫСК любимому, но и этим не осталась удовлетворена. Его неприлично счастливый вид вызывал в ней какую-то животную злобу. Перепробовав все доступные её разуму способы выведения человека из нирваны и, не добившись явных результатов, последнее, что она решила предпринять - распечатала и подсунула ему заполнить какой-то непонятный бланк на исландском языке. До сих пор остаются загадкой следующие моменты: ГДЕ она этот бланк умудрилась "откопать", ЗАЧЕМ она его "откопала" и ЧТО управляло сознанием этого смешного существа в момент поведения "раскопок"?

Я не видела ничего из этого форменного бардака, мне поведал обо всём любимый, позвонив уже из Рейкъявика и, с трудом сдерживаясь от хохота!


Часть 9.
Снова вместе или, каких только обещаний не раздают влюблённые викинги...

 В следующий раз мы увиделись спустя два месяца. Встреча была ещё больше похожа на сказку! Любимый поразил моё воображение своими поварскими талантами и совершенно потрясающей способностью превращать всё вокруг в настоящий праздник!  

  Первым, куда мы отправились, был местный супермаркет. Сладенький мой никак не мог понять истинное значение того, что написано на ценниках. После исландских тысяч, всё казалось каким-то абсолютно нереальным. Никогда не думала, что мужчина может быть настолько хозяйственным, так прекрасно разбираться в продуктах и настолько методично всё это складывать в кучу... (Кучи хватило бы на экипаж подводной лодки, ушедшей на долговременное задание...)


  Он был просто неподражаем за этим занятием!


  Когда мы только начали общаться, я чистосердечно призналась, что хозяйка я никудышный и  ещё худший повар. Любимый мне ответил, что он и сам прекрасно  умеет готовить, к тому же очень любит этим заниматься, а заниматься этим для ЛЮБИМОЙ -занятие, которое доставит ему ещё бОльшее удовольствие!





   Вот, что из этого вышло:

  

 Свиные отбивные с кружочками сушёной жаренной груши и овощами в листьях краснокачанной капусты...  Я думала, что я попала в Валлхаллу!!!


  Спустя пару дней состоялась наша помолвка. По старинному скандинавскому обычаю супруги носят по два кольца на безымянном пальце левой руки. Первые- помолвочные, ими обмениваются в день помолвки, спустя год, поверх этих колец одеваются свадебные.

  Итак, мы обменялись нашими первыми, помолвочными, колечками. Дизайн был придуман мною, идея была навеяна старыми добрыми викинговскими временами,  любимый сказал, что полностью доверяет моему вкусу, однако, свадебные кольца, "изобретать" вызвался сам, с обязательнейшим условием, чтобы я увидела их только в день нашей свадьбы.



 Спорить я с ним не стала. Я и сейчас  не часто этим занимаюсь. Во-первых, потому, что это абсолютной непродуктивный вид деятельности, но главное... муж всё-таки должен быть главой в семье. С другим вариантом я  уже была знакома, не могу сказать, чтобы мне очень понравилось...


______________________________________________________________________
Продолжение вот туточки.

Комментариев нет:

Отправить комментарий